Производство дизайнерских светильников, или как продавец превратился в производителя

11 мая 2017

В этот раз мы беседуем с руководителем компании «Механика света» Михаилом Пожиловым и Алексеем Синельниковым,
ведущим преподавателем кафедры промышленного дизайна МГТУ им. Н.Э. Баумана, членом Союза дизайнеров России. Наша
беседа посвящена истории компании «Механика света», которая из продавца осветительных приборов превратилась в производителя дизайнерских светильников.
 


Производство дизайнерских светильников, или как продавец превратился в производителя
 
 
             
  Михаил Пожилов                                Алексей Синельников
 
 М. П. Наш проект «Механика света» появился два года назад на базе «Центра света «Палантир» – одного из крупнейших российских поставщиков светильников, которому больше 20 лет. Наша компания продавала светильники европейского производства.
 
После обвала рубля определенная ценовая ниша оказалась незанятой. В то время был выбор, перед которым стояли многие наши коллеги по рынку: либо заполнить этот пробел товарами азиатского производства, либо оставить его пустым.
Руководство «Палантир» решило начать проект по разработке и производству отечественных светильников, поскольку мысль о дизайне и изготовлении собственных изделий давно уже назрела. Однако воплощение идеи откладывалось до этого скачка евро. До того момента одни товары везли из Европы, другие – из Ки-тая, сложились свои накатанные схемы. Выйти со своей продукцией на рынок в то время было крайне тяжело – была очень высокая конкуренция. Переубедить тех, кто покупал, скажем, европейский товар, приобретать российскую продукцию было крайне тяжело. Покупатели китайской продукции руководствовались соображениями экономии.

 
Мы сделали ставку на разработку дизайнерских светильников, преимущества которых не в цене, а в качестве, оригинальности идеи, заложенных в них уникальных свойствах.
 
Было понятно, что этот проект не будет жизнеспособным, если в нашей компании будет работать один дизайнер, кото-рого мы станем использовать, как дойную корову. Во‑первых, промышленных дизайнеров такого уровня в России, может быть, и нет. Если и есть, то их единицы, и они давно заняты совсем другими делами. Мне кажется, что улюбой компании, у любого бренда должна быть своя идентичность, своя стилистика. В изделиях могут применяться разные материалы, разный архитектурный стиль, но должны быть некие узнаваемые элементы и ощущение, которые свойственны всему широкому ассортименту продукции.
 
– Сколько дизайнеров с вами сотрудничает?
 
М. П. В настоящее время у нас два дизайнера. Это те,
 
с кем мы работаем, чьи модели мы производим и продаем, и одна студия, с которой мы тоже сотрудничаем буквально
с первых моделей. Но мы контактируем с большим количеством специалистов. Мы тщательно отбираем модели
для производства, чтобы учитывать множество техноло-гических аспектов.
 
– Как вы подбираете дизайнеров, где их находите?
 
М. П. Cпервого дня запуска этого проекта мы поставили перед собой грандиозную задачу – вызвать в российском дизайнерском сообществе интерес к предметному дизайну как к средству самовыражения, заработка и реализации.
Мы ведем работу по выращиванию нового поколения предметных дизайнеров. В Высшей школе экономики и в МГТУ им. Баумана я провожу семинары для студентов, изучающих специальность промышленного дизайна.
 
– Но промышленный дизайн – достаточно широкое понятие, а ваша фирма занимается производством светильников.
 
М. П. Естественно, предметный дизайн–более широкое понятие, чем светильники. Но, с другой стороны, у светильников есть своя специфика. Я провожу занятия как практик, рассказываю студентам, какие конкретно аспекты возни-кают, когда вы проектируете светильник, здесь есть свои особенности.
 
– Пожалуйста, расскажите подробнее об особенностях.
 
М. П. Форма и свойства светильника определяются не только представлениями дизайнера о геометрии или
о стиле. Они диктуются необходимостью обеспечить требуемое освещение.
 
Если форма многих элементов промышленного дизайна является статическим свойством, то свет – динамическая категория в том смысле, что включенный и выключенный светильник – два разных предмета.
 
Я говорю студентам: «Не проектируйте светильник как объект в вакууме. Представьте, где он будет находиться,
и тот эффект, который он должен производить на человека, на окружающее пространство».
 
Предположим, вы хотите изготовить светильник, который будет создавать состояние вечернего комфорта, расслабленности. Скорее всего, вы станете проектировать не люстру, а настенный светильник, бра. Причем желательно, чтобы бра было с отраженным светом, который падал бы на стену, не бил в глаза, был теплым и мягким. По всем этим пунктам начинают вырисовываться определенные требования к проектируемому светильнику. Он уже начинает обретать свои черты, хотя мы сейчас о форме даже не говорили. Мы говорили о функции, о впечатлении, которое он должен производить.
Это очень важно, потому что иначе можно получить модели, которые создают интересное освещение, но светильниками не являются. Скорее, выйдет какая-то световая скульптура, интерьерный объект, но никак не светильник.
Эти вопросы я пытаюсь донести до студентов. Студенты Школы экономики и МГТУ им. Баумана пытаются в качестве эксперимента создать свои светильники, применить полученные знания. И мы стараемся в силу своих возможностей помочь.
 
А. С. Я хотел бы добавить несколько слов о нашем с Михаилом сотрудничестве. На кафедре промышленного дизайна в МГТУ им. Баумана мы обучаем студентов предметному дизайну. Вместе с Михаилом мы разработали учебный курс «Дизайн-проект светильников». Этот курс рассчитан на семестр, в конце которого студенты должны представить разработанные ими светильники. Мы решаем важные для каждого из нас задачи: Михаил заинтересован в создании новых светильников, а мы, преподаватели
и студенты, получаем связь с реальным производством, начинаем понимать его потребности и особенности. Дизайн родился как конкурентный инструмент. Приятно, что молодые производственные компании понимают это и используют данный инструмент, чтобы обеспечить свои пре-имущества на рынке.
 
– Михаил, с какими материалами работает ваша компания?
 
М. П. Первые запущенные в производство светильники разработал из фанеры наш постоянный партнер – студия дизайна. До сих пор эта серия светильников под названием «Эколиния» у нас основная. Позднее Максим Рубцов, с которым мы стали сотрудничать, продолжил эту тему, тоже разработав из фанеры несколько светильников. Мы освоили
 
и другой материал – алюминий, который используется в производстве светильника. Его дизайн сделал Дима Логинов.
Другие материалы мы пока не использовали, но совсем недавно мы организовали экскурсию для студентов на производство компании–партнера «АртКор». Эта компания работает с корианом – искусственным акриловым камнем, из которого делают кухонные столешницы. Кроме всего прочего, у них есть несколько прозрачных вариантов этого материала. Благодаря тому, что материал пластичный,
сего помощью можно получать интересные эффекты, в т. ч. эффект светящегося камня. Светильник из такого матери-ала может жить двумя разными жизнями. В выключенном состоянии он кажется сделанным из камня. При включении видно, что этот камень, оказывается, светится, он теплый, создает какие-то рисунки, навевает совершенно другое ощущение. Это та работа, которую может и должен делать свет. Данный пример иллюстрирует идеальное сочетание в светильнике материала и метода его использования.
 
– Как вы справляетесь с технологическими ограничениями?
 
М. П. У нас–небольшое производство, где нет огромного парка станков. Мы разработали свой подход к расширению производства, и, я думаю, что он интересен.
 
Сначала мы ведем разработку, исследуем модель, пытаемся ее улучшить. Опытные образцы мы заказываем у сторон-них производителей. Делаем анализ, выходим на выставку, смотрим, как реагируют люди. После этого, под конкретные модели, мы расширяем собственное производство.
Изготовление светильников у нас самостоятельное – мы практически не ограничиваем фантазии тех, кто предлагает нам свои варианты, но мы ограничиваем количество технологий, необходимых для производства светильников. Технология может быть любой, но желательно одной.
 
– Светильники из фанеры – ваше ноу-хау?
 
М. П. Ничего нового под луной нет – есть ряд европейских фабрик, которые тоже производят светильники из фанеры. Правда, если выбирать фабрики с аналогичным нашему уровню качества, то их даже в Европе немного. Как обычные люди относились к фанере? Считается, что это простой материал, из которого надо делать какие-то очень простые, примитивные и очень дешевые вещи. На самом деле, фанера, как и любой натуральный материал, позволяет изготавливать более интересные вещи.
 
Одна финская фабрика, тоже работающая с фанерой, производит очень даже недешевые светильники. Другое дело, что у этого производителя несколько иная логика.

 
 Он тяготеет к плавным формам, работает с фанерой методом термо-формовки – ее гнут под разными углами. Наша логика – в графичности. Мы режем фанеру лазером; при этом ребро изделия получается опаленным, создавая графический рисунок, который в серии «Эколиния» является основным. Это наше ноу-хау, поскольку других производителей, которые на таком рисунке создавали бы свои серии, я лично не знаю.
 
– Где находится ваше производство?
 
М. П. Головной офис нашей компании находится в Москве, а производство – в Петербурге. У нас есть сотрудник Володя Усанов, который занимается производством и которому наша компания обязана многим.
 
Мы ориентированы на средний сегмент. Наше производство сочетает в себе и технологическое изготовление, и ручную работу – то, что исповедуют итальянские производители. Это не чистое машинное производство и не хенд-мейд в чистом виде, а разумное совмещение технологичных операций и ручной обработки, а также сборки с помощью станков, которая машинным способом либо недоступна, либо не оправдана из соображений стоимости.
 
– Используете ли вы для производства услуги фирм-партнеров?
 
М. П. Без партнеров не обойтись, но сейчас в России этот вопрос решается очень тяжело. Если мы на передний план ставим вопросы качества, вопросы четкости соблюдения сроков, технических требований и т. д., то очень небольшое количество компаний готово с нами работать. Например, казалось бы, станки для лазерной резки в Москве есть везде, но получить от 10 одинаковых комплектов деталей, изготовленных на этих станках, оказывается практически невозможным. Речь идет, как правило, о компаниях–производителях, которые выросли из рынка рекламных изделий. Эти компании практически не знакомы с такими технологическими требованиями как до-пуски, воспроизводимость. Резать зайчиков без допусков можно, а сложную вещь, которая попросту не соберется, невозможно. Почти сразу мы поняли, что необходимо собственное производство со своими людьми, которые хорошо понимают, что такое по-настоящему точная работа. В других вопросах, мы, надеюсь, сможем полагаться на поставщиков, но все основные материалы, наверное, мы все-таки будем осваивать самостоятельно.
 
– Какова стоимость ваших светильников?
 
М. П. Мы производим светильники стоимостью10–20 тыс. руб., потому что они были разработаны с целью попасть в определенный ценовой диапазон, из которого в свое время ушли европейские производители.
 
Димино бра в рознице стоит 23 тыс. руб. Сейчас мы собираемся упростить технологии и снизить цену.
 
– Какие у вас планы на ближайшее время, хотите ли выйти на зарубежный рынок?
 
М. П. Планы у нас самые амбициозные, но расскажу о них уже после осуществления.
 
Спасибо Вам за интересный рассказ. Желаем развития и творческих успехов!


 
 


Оставить комментарий